社科网首页|论坛|人文社区|客户端|官方微博|报刊投稿|邮箱 中国社会科学网
当前位置 >> 首页 >> Экспертная оценка
«ЭПШП» и Центральная Азия: приоритеты для сопряжения
СУНЬ Ли 来源:中国俄欧亚研究网

Заместитель директора 

Институт России, Восточной Европы и Центральной Азии 

Китайской Академии общественных наук 

    

  31-го мая 2016 года в Астане, столице Казахстана состоялось заседание Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС) на тему углубления экономических связей ЕАЭС со третьими странами и главными интеграционными проектами. Одной из важнейших тем обсуждения – вопросы углубления торгово-экономических связей с Китаем и возможные варианты и приоритетные направления в рамках сотрудничества по сопряжения ЕПШП и ЕАЭС. Как отметил Президент РК Н. Назарбаев на расширенном заседании ВЕЭС, что формирующийся единый рынок ЕАЭС должен стать важным звеньями, соединяющими страны Востока и Запада, Севера и Юга, а свободное перемещение товаров и услуг внутри ЕАЭС идентично духу китайской инициативы ЭПШП, следовательно, сопряжение предполагает выгоду для всех стран-участниц ЕАЭС. Президент РФ В. Путин выразил надежду, что будет сформирован перечень проектов по сопряжению и предлагает в приоритетом порядке развивать сотрудничество со странами-участницами ШОС. 

  8-го мая 2015 года Председатель КНР Си Цзиньпин м Президент РФ В.Путин подписали в Москве Совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и «Экономический пояс Шелкового пути». После чего между министерством коммерции КНР и ЕЭК были установлены механизмы коммуникации и запущена процедура для согласования вопросов по подписанию «Торгово-экономического партнерства между КНР и ЕАЭС». 25-го мая 2016 года премьер-министр Казахстана господин Масимов выступая на панели Боаоском форуме «Сопряжение ОПОП и ЕАЭС: энергетические ресурсы и устойчивое развитие и страны Шелкового пути», отметил, что инициатива ЭПШП весьма подходят для стран ЦА и придаст новый импульс для их развития. Господин Масимов также сообщил, что на прошедшей недавно встрече премьер-министров ЕАЭС в Армении были обсуждены вопросы по сопряжению, принята базовая концепция, которая будет представлена для обсуждения в Высший совет ЕАЭС. Географически страны ЦА расположены в стратегически важном регионе для строительства ЕПШП, является неким срединным участком, соединяющим две крупные мировые экономические центры – АТР и Европу. Те важные сдвиги, которые уже получены в ходе строительства ЭПШП в Центральной Азии, имеет важное значение для развития сотрудничества по сопряжению ЭПШП и ЕАЭС. На самом деле, страны ЦА и их участие как в ЕАЭС, также в проектах ЭПШП, исходят прежде всего из интересов собственного развитие и интеграции в глобальную экономику. В этом смысле сотрудничество по сопряжению открывает самые широкие возможности. Поскольку приоритетные направления в рамках ЭПШП лучшим образом соответствуют стратегиям развития в странах ЦА, в частности, это касается транспортной взаимосвязанности, энергетики, торговли, производственной кооперации и т.д. 

  Сопряжение ЭПШП и ЕАЭС в области инфраструктурных проектов имеет широкие перспективы. 3 февраля под председательством директора Департамента транспорта и инфраструктуры Евразийской экономической комиссии Е. Нурахметова прошло первое заседание Рабочей группы по обсуждению перечня совместных проектов в сфере транспорта и инфраструктуры в рамках сопряжения Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП), на заседании были рассмотрены возможные предложения по международным транспортным коридорам «Западная Европа – Западный Китай», «Север – Юг», «Восток – Запад» и Северный морской путь[]. Причем маршрут «Западная Европа и Западный Китай» соединяет китайский морской порт Ляньюньган, Хоргос, Казахстан, Россию и Европу. Маршрут «Север-Юг» проходит по территориям России, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана. А маршрут «Восток-Запад» проходит по территориям Кыргызстана, Узбекистана, Туркменистана, Ирана и Турции. Названные транспортные коридоры имеют важное стратегическое значение для Центрально-Азиатского региона, однако не все они были построены. В настоящее время Узбекистан активно продвигает международный железнодорожный проект Китай-Кыргызстан-Узбекистан, по которому недавно стороны проводили консультации с целью запустить данный проект. Вообще говоря, в рамках инициативы «Экономический пояс Шелкового пути» как раз предусматриваются проекты, направленные на развитие ключевых коридоров, участков, в первую очередь на восполнение пробелов и узких проходов в виде т.н. «бутылочного горлышка», совершенствование системы безопасности и технического оснащения с целью повышения пропускных способностей. Развитие проектов в области транспортной инфраструктуры также соответствует потребностям в странах ЦА. В частности, Государственная программа инфраструктурного развития «Нұрлыжол» на 2015 - 2019 годыпредусматривает проекты по семи направлениям. 

  Сопряжение ЭПШП и ЕАЭС имеет мощный потенциал в энергетической области. Стратегия развития энергетической отрасли в странах ЦА сводится к диверсификации экспорта энергоносителей. В советское время была построена трубопроводная система, связанная странами ЦА и РФ с выходом на рынок Европы. В первые годы независимости страны ЦА испытывали трудности с экспортом энергоносителей. Ситуация с диверсификацией экспорта энергоносителей стала меняться только в 2005 года с вводом в эксплуатацию Китайско-казахстанского нефтепровода. Со временем были построены и сданы в эксплуатацию ветки газопроводы A\B\C Китая и Центральной Азии. В настоящее время ведутся активные подготовительные работы по строительству ветки D. На этом фоне можно констатировать, что между Китаем и странами региона сформирована эффективная структура сотрудничества в области энергетики, включая развитие, трубопроводную систему, реализацию нефтепродуктов, строительные работы, производство машин и оборудования и т.д. Падение цен на нефть серьезно ударило по тем странами, которые зависят от экспорта энергоносителей и имеют структурные дисбалансы. Инициатива «Экономический пояс Шелкового пути», с которой выступил лидер Китая в 2013 году, открывает самые широкие возможности для энергетического сотрудничества между Китаем и странами региона. Глубокие переработки станут ключевым направлением совместной работы в будущем. Как известно, ЕАЭС активно работает над координацией позиций сторон в области продаж энергоносителей, экспортного ценообразования, использования трубопроводной инфраструктуры. Как отметил Президент РФ В. Путин на заседании Высшего совета ЕЭК в Астане, Казахстан, что к 2019 году будет сформирован единый рынок электричества внутри ЕАЭС, к 2025 году – единый энергетический рынок, что обеспечит дополнительно 16 млрд. долларов США во взаимной торговле между членами союза.    

  Сотрудничество в рамках сопряжения ЭПШП и ЕАЭС способно поднимать торгово-экономических связей между странами региона на качественно новый уровень. По итогам 2015 года объем взаимной торговли внутри ЕАЭС сократился. Объем торговли ЕАЭС со третьими странами составляет 579.5 млрд. долларов США, что снизился на 33.6% по сравнению с предыдущим годом. Китай является самым крупным торговым партнером. Объем торговли между Китаем и ЕАЭС составил 78.85 млрд. долларов США и сократился на 33.2%. Объем внешней торговли Казахстана за 2015 год составил 75.9 млрд. долларов США и снизился на 37.1%. По итогам 2015 года объем двусторонней торговли между КНР и РФ составил 69 млрд. долларов США и сократился на 22.4%. Объем двусторонней торговли между Китаем и Казахстаном по итогам 2015 года составил 10.567 млрд. долларов США и сократился на 38.4%. Очевидно, что реальные объемы двусторонней торговли между Китаем и РФ и между Китаем и Казахстаном пока серьезно отстает от поставленных лидерами наших стран параметров. Также очевидно, что спад связан в значительной степени с конъюнктурными факторами на мировом рынке. В то же время следовало бы понять, что сторонами предстоит многое сделать для поправки этой ситуации в плане двусторонней торговли.  

  Международная производственная кооперация могла бы стать движущей силой в рамках сопряжения ЭПШП и ЕАЭС в Центрально-Азиатском регионе. Трансферт избыточных производственных мощностей, как показывает опыт, происходит из развитых к развивающимся экономикам. В данном случае производственная кооперация наилучшим образом продемонстрирует преимущества взаимодополняемости Китая и Казахстана, где можно констатировать прорывное развитие. В настоящее время между двумя странами подписаны контракты на 52 проекта на общую сумму в 24 млрд. долларов США, третью часть которых удалось реализовать по итогам 2015 года, в основном на территориях индустриальных парков, что в значительной степени способствует индустриализации конкретного региона Казахстана. Стоит отметить, что к настоящему времени в Казахстане строится 42 индустриальных парка, среди которых 15 парков работают и 27 находится на стадии строительства. В общей сложности в этих парках работают 320 резидентов. Как заявляют в правительстве Казахстана, страна готова обеспечить все необходимые условия иностранным компаниям для ведения бизнеса в индустриальных парках. 

  Центральная Азия является точкой соприкосновения для сопряжения ЭПШП и ЕАЭС, которое, к сожалению, порой упрощенно понимаются как проекты по сопряжению между ЭПШП и странами региона или даже между Китаем и странами региона. Такое упрощение вроде бы более наглядно представляют сопряжение в ЦА, однако неизбежно приводит к искажению сути такого сопряжения и игнорированию некоторых проблемных вопросов. 

  Прежде всего это связано с определенной ограниченностью самого региона.  Сопряжения ЭПШИ и ЕАЭС в ЦА охватывает только Кыргызстан и Казахстан, территория которых составляет три четверти ЦА, население – одну трети, причем в основном это связано с Казахстаном. Следовательно, позиция и принимаемые политические решения по отношению к сопряжению со стороны Казахстана имеют решающее значение. 

  Во-вторых, это политическая неопределенность. Страны ЦА учитывают прежде всего собственные интересы как в случае с ЕАЭС, так и в случае с ЭПШП, и по большому счету не были готовы к региональной интеграции и пока не готовы отказаться от протекционизма. Противоречия между странами ЦА также являются серьезными препятствиями для региональной интеграции, и впоследствии, для сотрудничества в рамках сопряжения. 

  В-третьих, это ограниченность масштаба рынка. Общая территория пяти стран ЦА – 4 млн. кв. километров, население – 60 млн. человек. Население стран-участниц ЕАЭС – 182 млн. Если исходить из договора и других документов ЕАЭС, существуют определенные барьеры для доступа товаров стран ЦА на рынок ЕАЭС. 

  В-четвертых, различные подходы по отношению к правилам. Инициатива ЭПШП основана на принципах «совместного согласования, строительства и выгоды». В то время как ЕАЭС является организацией региональной интеграции. Сопряжение ЭПШП и ЕАЭС в плане совместной работы таможенных органов, либерализацией торговли и масштабной логистики на погранпереходах, сталкивается с некоторым «структурным» различием в подходах Китая и ЕАЭС. 

  В-пятых, зависимость от инвестиций. Два главных участника, Россия и Казахстан, переживают определенные трудности в плане девальвации национальной валюты. ВВП Казахстана, если пересчитать в долларах США, по итогам 2015 года потерял почти половину объема. В этом контексте была принята программа «Сто шагов», которая предполагает привлечение инвестиций, в том числе иностранных инвестиций в экономику страны. 

  Как нам представляется, чтобы в результате сопряжения ЭПШП и ЕАЭС и реализации соответствующих проектов в ЦА страны региона смогли стать выгодополучателями, предстоит решить некоторые ключевые вопросы. 

  Прежде всего, использовать в полной мере ШОС в качестве площадки, поскольку ЭПШП географически охватывает все страны ШОС, в то время государства-члены ЕАЭС являются членами ШОС или наблюдателями, партнерами по диалогу. За прошедшие 15 лет в рамках ШОС сформирована необходимая структура и правовая база. Был накоплен определенный опыт в плане регионального сотрудничества. Следовательно, ШОС в полной мере смогла быть площадкой сопряжения ЭПШП и ЕАЭС. В таком случае сопряжение имеет мощный потенциал и по сути является региональной экономической интеграцией нового типа в форме сопряжения, сопряжением стратегий развитий партнеров, ориентированным на сотрудничество и взаимную выгоду. 

  Во-вторых, Китай и Россия должны на принципах взаимной выгоды, всеобщего выигрыша подходить к сотрудничеству в рамках сопряжения ЭПШП и ЕАЭС в Центральной Азии. Проект ЕАЭС, который активно продвигает Россия нацелена на защиту своего стратегического пространства. Несмотря на принципиальную позицию о готовности сопряжения ЭПШП и ЕАЭС, в плане регионального сотрудничества, сферы и направления и возможных форм такого сотрудничества нужна дополнительная коммуникация. На состоявшемся недавно заседании Высшего совета Евразийского экономического совета документов по сопряжению ЭПШП и ЕАЭС, вопреки ожиданиям, принято не было. Как отметил первый зампредседателя правительства РФ Шувалов, на заседание дано поручение переговорной группе ЕАЭС изучить вопросы, связанные с нетарифными барьерами ЕАЭС в торговле с Китаем, с тем чтобы устранить существующие препятствия в торговле товарами и услугами. 

  В-третьих, в рамках сопряжения ЭПШП и ЕАЭС необходимо должным образом учитывать интересы стран ЦА, которые поддерживают практически идентичные позиции по отношению к ЭПШП, в то время как в отношении ЕАЭС имеют различные подходы. Некоторые из них настроены против того, чтобы ШОС стала площадкой сопряжения, опасаясь, что в таком случае интересы стран-участниц ШОС могли бы пострадать. Очевидно, что в таком случае насущную актуальность приобретает более эффективная коммуникация для разъяснений позиций по сопряжения ЭПШП и ЕАЭС в Центральной Азии. 

    



  []ЕЭК сформирует перечень приоритетных инфраструктурных проектов по сопряжению ЕАЭС и Экономического пояса Шелкового путиhttp://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/04-02-2016-3.aspx